На сезон в Польшу: истории украинских батрачек

Быстрей всего к польскому батрачеству адаптировались «заробитчане» из Галичины. 650 лет пребывания под властью поляков не прошли даром: галичане с лёгкостью называют работодателя паном, как должное воспринимают пренебрежительное отношение к себе, жизнь в сараях и скотские условия труда.

Жители Галичины протоптали дорожку в Польшу сразу после распада СССР и объявления независимости Украины. У многих там оказались родственники, некоторые отыскали у себя польские корни. Но кому с корнями и родственниками повезло, давно получили «карту поляка» – подтверждение, что его владелец является частью польского народа. Эта карта даёт огромные права и привилегии – начиная от скидок на пользование транспортом до возможности официально работать в Польше без оформления разрешительных документов, а также получить польское гражданство по упрощённой процедуре.

Гораздо сложнее тем украинцам, которые не обнаружили в себе польскую кровушку. Им приходится чаще всего довольствоваться сезонными работами, а на очень скромные по польским меркам заработки жить на Украине в «несезон». Даже труд сиделки и домработницы в сравнении с сельскохозяйственными работами менее тяжёл, но не каждой повезёт устроиться присматривать за пожилыми людьми и инвалидами или мыть полы у польского пана, а уборка урожая кажется несложным занятием, сельские жители привыкли к нему с детства. Сбор урожая – работа сезонная, занимает несколько месяцев, для этого не нужно оформлять визу, да и безвиз здесь ничего особо не поменял.

Мужчин в этой сфере деятельности немного. Работают грузчиками, водителями и надзирателями за женскими бригадами.

Своей историей делится Галя из небольшого села на Волыни.

«На сезон я начала ездить вместе с мамой, когда мне исполнилось 18 лет, и я оформила заграничный паспорт. Раньше каждое лето мама ездила на два месяца к одному пану собирать клубнику. За это время зарабатывала около тысячи долларов, привозила домой какие-то гостинцы и одежду из Польши, а долларов 700-800 нам оставалось на жизнь. В селе этого хватало на то, чтобы купить дров на зиму и продуктов. Овощи, картошка и яйца у нас свои. Пока мама была на заработках, мы с отцом ухаживали за огородом и за полем с картошкой, потом собирали урожай. В первый раз я поехала с матерью в 2013 году. Теперь – каждый год. Встаём в 6 утра, умываемся, завтракаем и отправляемся пешком на работу. Клубничные грядки совсем недалеко от панского дома. Собираем в ящики клубнику. К обеду приезжает пан на машине, и мы грузим ящики в прицеп, а пан отвозит их в ближайший город. Клубники у пана не очень много. Нанимает он обычно 5-6 украинок. Относится к нам он хорошо, разрешает есть ягоды, но за день-два мы так ими наедаемся, что потом даже смотреть на них не хотим. Живём на сеновале в сарае. Пан выдавал нам постели. Света там не было, поэтому спать мы ложились как только темнело. Все удобства на дворе, но нам к этому не привыкать. В воскресенье у нас был выходной, но идти особенно было некуда. До ближайшего села километров пять. Поэтому в выходной мы стирали и отсыпались. За жильё пан с нас ничего не брал, только за питание. Кормили нормально, давали даже мясо почти каждый день. В нашем селе таких денег никогда не заработать, а работа почти такая же. Так что я довольна. Скоро собираюсь замуж. Тогда будем ездить на заработки вместе с мужем, пока не заработаем денег на постройку собственной хаты. Если повезёт, переберёмся жить в Польшу. Там спокойней и заработки намного больше чем на Украине. Родится ребёнок – сразу станет польским гражданином».

Еще один рассказ – Софии из Тернопольской области.

«Мы с женщинами ездим на сезон в Польшу уже лет десять. У нас своя бригада – все друг друга давно знают. Собираем яблоки и груши у одного и того же пана. Живём в бывшем сарае, который пан переделал под общежитие. Перегородил его несколькими перегородками, так чтобы получилось три комнаты и кухня. Отопление – одна печка на две комнаты и плита в кухне. Часто простужаемся. В больших комнатах живут две бригады женщин по десять человек, а в маленькой – трое мужчин: один работает трактористом, а двое бригадирами и грузчиками, хотя они больше ругаются и надзирают за нашей работой. Собираем яблоки и груши в вёдра, которые тут называются «рвачами», потом пересыпаем их в ящики и грузим на трактор. Тяжело, не женский труд таскать ящики. Пан на нас смотрит как на рабочую скотину. Но куда хуже его сын, он постоянно пристаёт к тем, кто помоложе и обзывает нас «курвами». Иногда к нему приходят друзья, напиваются и начинают ломиться к нам в комнаты. Наши мужики за нас не заступаются – не хотят портить отношения с паном. Работаем мы с августа до середины ноября. Заработок зависит от выработки. Чем больше ящиков соберёшь – тем больше заработаешь. В месяц «чистыми» получается около 2 тысяч злотых ($540). С нас высчитывают деньги за питание, но кормят плохо – картошкой, крупами, какими-то супами, дешёвыми сосисками и костями с кусочками мяса. Есть хочется постоянно, потому что работа тяжёлая. Можно пойти купить продуктов в сельском магазине, но на это нет времени да и денег жалко. В воскресенье мы отдыхаем, хотя какой это отдых – надо постирать одежду, помыться и отоспаться. Сидим у себя в комнатах, поём, иногда покупаем спиртное, чтобы немного отвлечься. Очень обижает презрительное отношение поляков. Хочется поскорей уехать домой, но и там ничего хорошего. Заработанных за сезон денег еле хватает на оплату коммунальных услуг, продукты и оплату учёбы детям. И безвиз нам без надобности – как ездили на три месяца, так и продолжаем ездить. На майдане в Киеве я была – там обещали зарплаты, как в Европе, а теперь мы еле концы с концами сводим. Мой муж тоже ездил на майдан, потом пошёл воевать в АТО. Там его ранили, но хорошо, что остался живой. У подруги мужа убили. А мой совсем спился в последнее время и стал каким-то раздражительным, злым, даже страшно теперь с ним жить».

Оказалось, что самостийность и два майдана понадобились для того, чтобы украинцы вернулись к статусу своих предков – батраков у поляков.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code