НАЦЕЛЕННЫЕ НА УНИЧТОЖЕНИЕ

В соответствии с принятым еще в январе законом Украины «Про особенности государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях» с 30 апреля АТО было формально завершено, и вместо него началась Операция объединенных сил (ООС). Для этого П. Порошенко ввел в действие решение СНБО, в соответствии с которым теперь всю ответственность за происходящее в зоне ООС («подозрительно» схожей с территорией такого же фиктивного АТО) несет не СБУ, а министерство обороны. То есть Киев окончательно отбросил драпировку в отношении происходящего в Донбассе: если раньше это стыдливо прикрывалось «борьбой с терроризмом» (за что и несла ответственность СБУ), то теперь это чисто войсковая операция против собственного народа со всеми вытекающими последствиями – возможностью масштабно использовать все доступные средства вооружений без оглядки на последствия.

Несмотря на то, что Порошенко, подписывая решение СНБО, немало говорил о задачах ООС, большинство слов сводились к простым постулатам – готовности к военному столкновению с силами республик, поддержке плацдармов для введения миротворческого контингента, готовности в любую секунду решить вопрос Донбасса силовым путем и осуществлению жесткого режима контроля над местным населением (что Порошенко отметил несколько раз особо).

Последний явно будет сопровождаться новой волной облав на местное население на предмет выявления «ненадежных». «Сотрудники СБУ при поддержке правоохранительных органов будут заниматься вопросом правовой реабилитации лиц, которые были вынуждены сотрудничать с оккупационной властью, но не были причастны к убийствам, насилию или другим преступлениям. Эти люди должны осознать, что украинское правосудие – лучший для них выход», – заявил руководитель ООС генерал С. Наев.

Видимо, это подготовка к реализации пока лишь дискутируемого закона «О прощении», который, несмотря на название, прощать никого не предусматривает – даже по подсчетам его авторов, в случае если ВСУ каким-то образом вернутся на территории Донецка и Крыма, около 15 тыс. крымчан и 80 тыс. жителей Донбасса не будут подлежать «прощению», а около 400 тыс. будут поражены в политических и социально-экономических правах. Собственно, облавы в «серой зоне» уже происходят.

Несмотря на постоянные заявления киевских властей, что начало ООС не приведет к эскалации конфликта, верится в это слабо. Руководитель операции С. Наев во время одного из своих выступлений отметил, что «силы ООС не будет молча наблюдать за обстрелами» и готовы на них ответить «жестко»: «Мы не будем мириться с системными обстрелами, которые противник проводит против украинских позиций… Ответ на провокации будет жестким и бесповоротным». Учитывая количество провокаций и обстрелов, которые производятся ежедневно самими же украинскими военными, это заявление можно прочитать только вполне определенным образом – украинская армия готова к обострению и будет активно сама провоцировать вооруженные силы республик, дабы продемонстрировать в дальнейшем свой «жесткий ответ».

По «странному» стечению обстоятельств почти одновременно с началом ООС на Украину поступили и первые противотанковые комплексы «Джавелин» из США.

Какие цели преследует Киев при смене АТО на ООС?

Скорее всего, сильное влияние на это оказывали сугубо внутриполитические факторы. Грядет избирательный год, а предвыборная кампания уже начинается. Завершение АТО было одним из ключевых обещаний Порошенко в 2014 году. Теперь он может сказать, что выполнил его – АТО кануло в небытие, а ответственность за ООС он разделяет уже с украинским парламентом (принявшим соответствующий закон) и военными.

Важным для президента является и тот факт, что командование ООС имеет широчайшие полномочия в контролируемой зоне, в т. ч. влияние на политические процессы в регионе. А значит, это административный ресурс, который может быть активно использован на грядущих выборах. С учетом текущих крайне скромных рейтингов Порошенко без такого ресурса победить ему не удастся.

Переформатирование АТО — это еще и его попытка укрепить свой личный контроль над регионом, поскольку все активнее на тему урегулирования конфликта начинают распространяться иные участники политического процесса. Тот же А. Аваков с его, как ему кажется, «идеальным планом» существенно вышел за рамки своих полномочий министра внутренних дел. Дабы не допустить разнообразных эксцессов, скорейшее формирование ООС полностью отвечает параноидальным опасениям Порошенко за свою власть. Хотя нельзя исключать, что в определенных местах «план Авакова» был вполне точен: возможно, одной из задач нового руководства ООС будет как раз активное давление на «серую зону» (что уже происходит) и ползучее наступление на территорию молодых республик.

Формирование ООС, полностью контролируемой президентом, — это еще и возможность в сугубо ручном режиме организовывать эскалацию ситуации, контролировать процесс продвижения войск, а значит, потенциально контролировать возможность создания ситуации, необходимой для ввода военного положения. А если президентские выборы пойдут не так, как хотелось бы Порошенко, то введение военного положения может оказаться единственным для него спасением (ведь в такое время выборы не проводятся).

Впрочем, если такая эскалация и случится, то весьма маловероятно, что в ближайшее время. Сейчас – лишь начало избирательной кампании, и резкое усиление боев не даст Порошенко ровным счетом никаких политических дивидендов, скорее наоборот, продемонстрирует его слабость и неконтролируемость процессов в Донбассе.

Если же Порошенко действительно заинтересован во введении в регион любых миротворческих контингентов, то деэскалация вообще является его стратегической задачей (которая, кстати говоря, вполне может стать и одной из основ его избирательной кампании) – никто не пошлет миротворцев в регион, где беспрестанно стреляют, причем из тяжелых видов вооружений.

В целом можно констатировать, что смена АТО на ООС для жителей Донбасса не приведет ни к каким позитивным изменениям – «герои» ВСУ как обстреливали мирные кварталы и города, так и будут это делать. Как разрушали инфраструктуру – так и будут продолжать ее разрушать. Не исключено, что эти обстрелы станут еще интенсивнее. Однозначно усилится работа украинских карательных структур в лице СБУ и МВД – по новому закону прав им добавили, а местных жителей еще больше лишили.

Во многом агрессивность ВСУ на Востоке Украины будет зависеть от того, какая стратегия переизбрания будет выбрана Порошенко – военное положение или попытка затащить в Донбасс миротворцев. В первом случае он будет заинтересован в интенсивных обстрелах и многочисленных жертвах (возможно, с попыткой прорыва ВСУ на Донецк ближе к выборам), во втором – в минимизации огневых контактов. Впрочем, учитывая призрачность дискуссии о миротворцах, первый вариант кажется более вероятным.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code