БЕЗЖАЛОСТНАЯ СТАТИСТИКА

Министр обороны Украины Степан Полторак заявил, что с начала боевых действий в Донбассе, ВСУ потеряли 3 332 человека, из которых боевые потери составили 2 394 человек

У стороннего наблюдателя сразу же возникает множество вопросов. К примеру, каковы потери у добровольческих батальонов, которые не входят в Вооруженные силы Украины (ВСУ)? Учитываются ли они в общих списках или проходят какой-то отдельной «черной бухгалтерией войны»? Да и может ли вообще быть реальной цифра в 3 332 человека, если по заявлению замкома корпуса Минобороны ДНР Эдуарда Басурина, «только в одной операции под Дебальцево в 2015 году погибли около 3 тысяч украинских военнослужащих».

По мнению многих экспертов и специалистов, данные о потерях однозначно занижены:

Совершенно очевидно, что есть целый ряд лиц, которые в официальную статистику не включаются: это представители иррегулярных формирований, люди, покончившие с собой за пределами АТО, и многие другие. Сами украинские политики делали разного рода заявления по этому поводу. Например Олег Ляшко говорил о 8-10 тысяч погибших по состоянию на конец 2014 года. То есть существуют серьезные расхождения с официальной статистикой, связанные с тем, что данные 2014 года сильно занижались и туда не включалась часть карательных батальонов, которые также несли существенные потери в боевых действиях».

Стоит помнить, что официально на Украине более 300 тысяч человек объявлены участниками АТО. Так могут ли быть на войне потери всего в 1%? Однозначно — нет. По мнению многих наблюдателей, официальные потери занижены в 10 раз. И это вполне объяснимо. Если общественность узнает реальные масштабы смертей, то матери перекроют в стране все дороги и не пустят сыновей на войну. По некоторым журналистским подсчётам, уже к августу 2014 года потери превышали 10 тысяч человек, а к Дебальцевской операции возможно и все 20 тысяч.

8 февраля 2015 года немецкое издание Frankfurter Allgemeine Zeitung выпустило статью о военных потерях в Донбасской войне, основанную на источниках из германской разведки. По данным спецслужб ФРГ, в Донбассе суммарно погибло около 50 тысяч человек: включая украинскую армию, батальоны, ополчение, гражданских лиц – всех вместе. Информация трехлетней давности, но во многом полезна и сейчас, так как активные боевые действия не ведутся с конца 2015 года и, следовательно, на войне умирает меньшее количество человек. Но как оценить реальные потери техники и людей, не располагая засекреченными данными? Способов много, но ни один из них, ожидаемо, не даст точных данных – лишь приблизительные.

Интернет-ресурс «Lost Armour» изобилует сотнями фотографий разбитой и трофейной военной техники. Метод подсчетов простой: изучаются фотоматериалы и свидетельства, определяется тип и модель уничтоженной техники, составляются списки уничтоженного, которые потом можно сравнить с тем, что было изначально. Такой способ позволяет удостовериться в том, что конкретные единицы техники разбиты или захвачены, но, разумеется, это сильно преуменьшенные цифры так как лишь малую часть разрушенного удается запечатлеть на фото и видео.

Другой методикой оценки потерь пользуются специалисты International Institute for Strategic Studies, которые еще в 2016 году выпустили отчет «Military Balance», оценив в нём потери украинской стороны почти в 30 000 человек. Речь о бойцах, которые находились внутри разрушенных единиц военной техники, поэтому среди них крайне мало тех, кто, даже оставшись в живых, мог бы полностью излечиться и вернуться к службе. В основном это инвалиды и мертвецы.

Эти данные вполне могут быть завышены, так как за основу исследования берется официальная статистика штатного вооружения воинских частей, а после умножается на количество таковых частей. Зато такая методика не даёт занизить потери техники и позволяет не столкнутся на поле боя с отремонтированным танком, который ты ранее считал уничтоженным.

В итоге одни подсчёты занижают потери, но дают точные проверяемые данные, а другие могут завысить статистику, но помогают более реально понимать масштабы ситуации.

Украинский сайт «Книга памяти павших» содержит имена, личные данные, фото и даже краткие биографии погибших. По состоянию на 2 марта 2018 года, сайт содержит 3845 записей и временно не обновляется. На аналогичном по формату ресурсе «Украинский мемориал» — всего 1190 статей с биографиями умерших АТОшников: некоторые из них совпадают с базой «Книги памяти», но есть и новые неучтённые имена.

Представленная информация важна, прежде всего тем, что позволяет однозначно говорить – фактических потерь никак не меньше четырех тысяч даже по самым заниженным оценкам.

Киевская власть признаёт и будет признавать лишь тех убитых, о которых уже давно знают журналисты, общественники и семьи. Каждый «всплывший» в отчетах мертвец – маленький гвоздик в крышку политического имиджа правительства.

Украина всячески стремится занизить количество потерь, потому что Порошенко уже сейчас начинает подготовку к переизбранию на новый срок и ему совсем невыгодно демонстрировать качество этой карательной операции, которая за четыре года кровопролития не привела ни к оккупации Киевом Донбасса, ни к существенным переломам линии фронта.

Достоверных данных о сегодняшней численности группировки ВСУ на Донбассе нет, но многие эксперты сходятся во мнении, что это приблизительно 70-80 тысяч человек. Эта цифра кажется реалистичной так как для такого, достаточно крупного, государства как Украина, не так сложно найти людей, особенно после десятка мобилизаций и постоянного призыва на войну. Экономическая ситуация в стране вынуждает многих молодых людей записываться в АТО (а теперь в ООС), чтобы заработать минимально достойных денег для себя и своих семей.

В режиме позиционной войны оценить ежедневные потери нелегко, но представляется, что счет часто идет на десятки людей. Всё зависит от участка фронта, потому что везде разная интенсивность столкновений. Есть все основания полагать, что большая часть современных потерь происходит не в результате боёв, а по иным причинам. Огромное количество самоубийств, беспорядки и пьянство — всё это для украинской армии более губительно, нежели военные столкновения.

Небоевые потери, по словам министра Полторака, составляют 938 человек. Если посчитать, то выходит, что в течение всех четырех лет этой войны каждые 1-2 дня совершает суицид один боец. И это только по одной из официальных статистик, которые разнятся друг с другом и в любом случае сильно занижены ввиду объективных факторов и трудностей при подсчете.

Пьянство, наркомания и самоубийства составляют большой процент небоевых потерь армии Порошенко. Кто-то кончает с собой прямо на фронте, другие возвращаются на гражданку и не могут привыкнуть к мирной жизни. Кроме того, многие погибают из-за неосторожного обращения с оружием или несоблюдения техники безопасности при перевозке боеприпасов.

Комитет солдатских матерей Украины не оставляет ситуацию без внимания и бьёт тревогу. Постоянный характер носят обращения КСМ к правительству и лично Петру Порошенко с жалобами: не помогают инвалидам, не признают потери, не платят пособия ветеранам, не оказывают медицинскую помощь при инфекционных заболеваниях. И это совсем не пустяки, ведь в декабре 2017 оперативное командование ДНР сообщало о более чем 1,5 тысяч заболевших дизентерией солдат ВСУ. Умереть от кишечных приступов – обычное дело не только для Первой мировой войны, но и для «одной из самых эффективных», по мнению Порошенко, армий Европы 21 века.

Дальнейшее развитие ситуации предсказывать сложно. Есть данные, что ВСУ активно стягивают технику и людей к прифронтовым границам. Но однозначно говорить о подготовке к активной войне не приходится, ведь Украина и раньше бряцала оружием возле фронта.

Независимо от дальнейшего развития событий, смертей в этой войне меньше не станет, ни с одной стороны, ни с другой. Но, быть может, украинскому правительству пора прекратить наглую и нереалистичную пропаганду собственных провалов?

Вопрос остается открытым.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code