Украина и ВТО: что получила и потеряла страна за десять лет участия

Хороший повод задать себе ряд вопросов. В первую очередь — получила ли Украина хоть какой-то позитив от вступления в ВТО?

Сложно обосновать это цифрами. Прошло 10 лет — и экспорт из Украины стал меньше в абсолютных цифрах в долларах, чем в 2008 году. Экспорт промышленной продукции существенно снизился.

Едва ли не единственный бум — экспорт зерновых. В 2007/2008 году мы экспортировали 4,4 млн тонн, а в прошлом сезоне — почти 44 млн тонн. Рост в 10 раз. Правда, сегодня этой цифры все скорее стесняются, потому что это признак нашей сырьевой ориентированности в мировой экономике.

Так ли уж на самом деле нам надо было вступать в ВТО?

Простого ответа на этот вопрос не существует просто потому, что прошедшее десятилетие было очень бурным для украинской экономики. По меньшей мере, два макрофинансовых шока — 2008-2009 и 2014-2015 годов. Девальвация валюты и ограничение торговли и движения капитала. Изменение отношений с ключевыми торговыми партнерами. Соглашение об ассоциации с ЕС, укрепившее наши торговые связи. Длительная торговая агрессия России, имевшая признаки системности с 2011 года (надеюсь, это будет доказано в делах против РФ, которые мы ведем в ВТО).

Наконец, агрессия со стороны РФ и физическая кража и уничтожение доли нашей экономики. В таких условиях говорить о линейном развитии торговли сложно.

Но все равно участие в ВТО стало для нас полезным.

За эти 10 лет мы перестали быть тенью УССР, которая зависит только от экспорта в страны бывшего Советского Союза. Сейчас география экспорта все больше расширяется и украинские компании за рубежом действуют все смелее. Это все признаки отношения к Украине как к цивилизованной торговой нации.

Конечно, больше всего этим воспользовались аграрии, ощутившие кураж в международной торговле. Это не только экспорт зерновых, но и предприятия животноводства, которые наращивает экспорт мяса птицы и молочной продукции.

Открытостью торговли воспользовались новые малые и средние компании.

Их доля в торговой статистике — совсем небольшая. Но истории о кожаных куртках для американских байкеров, сшитых в Виннице, изоленте из Бахмута в Германии и другие подобные случаи всегда вдохновляют. И доказывают, что украинский бизнес конкурентоспособен.

Пожалуй, единственный сектор, в отношении которого существует предубеждение, что вступление в ВТО скорее нанесло ему ущерб — это крупная промышленность, унаследованная от СССР. Но и здесь не все так однозначно плохо.

Металлургам вступление в ВТО дало новые инструменты борьбы против ограничений на экспорт их продукции во многие страны мира. Получение рыночного статуса в ЕС (достигнутое в контексте вступления в ВТО), отмена квот на экспорт, возможность обжаловать антидемпинговые меры — все это стало полезным в борьбе за место под солнцем на сложном глобальном рынке стали.

Но в целом именно промышленные производители жалуются на открытость украинской экономики. Странно, потому что пошлины на импорт промышленной продукции были ниже обязательств в рамках ВТО еще до вступления в организацию. Возможно, с единственным исключением — автомобили, но автомобилестроительная сага в истории украинской экономики — это отдельная тема.

Если и был риск от массированного импорта, то для аграрной продукции. Но здесь как раз все вышло наоборот.

Поэтому 10 лет в ВТО — лучшее доказательство того, что первопричиной успеха является не протекционизм и помощь государства (они, конечно же, могут быть полезными), но именно конкурентоспособность бизнеса.

ВТО также запустила колесо истории во внутренней государственной политике. Дискуссии о налогах и сборах в правительстве и парламенте теперь всегда коррелируются с тем, что можно и что нельзя делать в соответствии с правилами ВТО. Иногда это спасает наших экспортеров от бессмысленных ограничений.

Успехи в реформе ветеринарии и санитарии, благодаря которым мы открываем новые рынки для мяса и молока, берут свое начало с первой волны изменений в законодательство в этой сфере в 2005 году. Пусть даже нам понадобилось 10 лет, чтобы привести все в порядок, но теперь так приятно слышать, что мы продаем в ЕС больше 100 тыс. тонн мяса птицы и занимаем второе место в продаже на этом рынке сливочного масла. А также слышать новости об очередном открытом для нас рынке (на этой неделе это говядина и Турция).

Все эти изменения запустились, собственно, во время переговоров о вступлении в ВТО.

В нашей деятельности в рамках ВТО были и успехи, и скандалы. Не очень удачной была попытка пересмотреть условия вступления в соответствии со статьей XVIII ГАТТ. Неудачными — и ограничения на рынке автомобилей и проигранное дело Японии.

Но довольно неплохо — это месть ЕС за издевательства во время вступления в ВТО в виде давления на Черногорию. Хотя все и возмущались давлением на небольшую страну, но это был верный ход, чтобы доказать, что мы не будем просто послушными участниками в этой организации, а будем бороться за свои права.

Этот опыт нам пригодится, когда ЕС будет бороться за более благоприятные условия для вступления других балканских стран.

Откровенным провалом было политическое решение не особо вмешиваться в переговоры о вступлении в ВТО России.

И по инерции была потеряна возможность дожать Казахстан. Потому что это было в те времена, когда мы и чихнуть в ту сторону боялись. Теперь все проблемы, которые создают нам ЕАЭС и Россия, надо попытаться решить в ходе переговоров о вступлении в ВТО Беларуси. Это последний шанс урегулировать проблемные вопросы, и мы не можем им не воспользоваться.

ВТО стала очень хорошей площадкой для противостояния РФ.

Есть три иска против РФ, и есть надежда, что уже скоро арбитры признают, что РФ все-таки ограничивала системно импорт украинской продукции.

ВТО также дала нам возможность модернизировать торговлю в СНГ (соглашение 2011 года содержало много отсылок именно на право ВТО), заключить очень амбициозное Соглашение об ассоциации с ЕС, соглашение о свободной торговле с Канадой и дальше создавать новые возможности для экспорта.

Но главное — за это время и бизнес, и правительство поняли, что ВТО — это не организация, которая диктует правила, а место, где государства отстаивают свои интересы. И во время больших сражений, таких, которые затеял Трамп со своими пошлинами и санкциями, стоит быть внутри этой организации, иметь полноценный голос и активно его использовать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code