«УКРАЇНА ДЛЯ УКРАЇНЦІВ!»: РОЖДЕНИЕ ЭТНОНИМА ИЗ ДУХА КЛАССОВОЙ БОРЬБЫ

Во второй половине XIX столетия понятие «украинцы» использовалось относительно редко и, как правило, в значении слобожан или в качестве синонима к основному термину «малоруссы» (для обозначения русского населения малороссийской Украины). В целом, «украинцы» не понимались как этноним, и, соответственно, само это слово не распространялось на галичан («русинов»). Хотя изредко под «украинцем» и могли понимать галицкого украинофила.

Однако вскоре, по мере нарастания в России революционного кризиса, термин приобрел яркое политическое звучание. В 1900 г. в Харькове была создана Революционная украинская партия (РУП). Адвокат Н. Михновский написал для нее программную брошюру «Самостійна Україна», опубликованную во Львове. Михновский отождествлял понятия «українці», «українська нація» и «український народ». Целью борьбы провозглашалась «одна, єдина, неподільна, вільна, самостійна Україна від гір Карпатських аж по Кавказькі». При этом в своем тексте Михновский практически не затрагивал галицкую тему, рассуждая лишь о судьбах Украины поднепровской. В 1902 г. Михновский создал собственную Украинскую народную партию и написал для нее «10 заповедей УНП» (1904 г.), в числе которых была следующая:

«Україна для українців! Отже, вигонь звідусіль з України чужинців-гнобителів» (Украина для украинцев! Итак, выгони отовсюду из Украины чужаков-угнетателей).

Михновский рассматривал «украинцев» как угнетенный класс Украины и формирующуюся нацию. Будущая Украина подавалась партийным идеологом как «республiка робочих людей» — поскольку среди правящего слоя «украинцев» не было, а были лишь «москалi, ляхи, угри, румуни та жиди». Сотрудничество с «ворогами» превращало «украинца» в «ренегата-відступника», «перевертня-відступника» и «зрадника», после чего настоящим «украинцем» он рассматриваться уже не мог. Формулируя националистическую и социалистическую программу, Михновский четко объединял классовую и этническую структуру современной ему Украины. Принадлежность к «украинцам» подразумевала активное участие в строительстве будущей украинской нации.

Сотрудничавший с партийной газетой РУП «Гасло» («Лозунг»; выходила в 1902—1903 гг.) публицист-галичанин М. Лозинский начал использовать этноним «украинцы» (в том числе «галицкие украинцы») в издававшемся М. Грушевским и И. Франко львовском журнале «Літературно-науковий вістник» с ноября 1904 г. Кроме того, в феврале 1905 г. Лозинский обращал особое внимание на недопустимость употребления наряду со словом «український» понятия «руський». Та же тенденция проявилась с начала 1905 г. у близкого к партии публициста газеты «Киевские отклики» полтавчанина И. Стешенко (в 1917—1918 гг. — генерального секретаря образования Центральной рады), особо отмечавшего, что «украинофильство вмещает» как «культурно-национальные идеи», так и «социально-политические». Характерно применение в 1905—1906 гг. термина «украинцы» было и для члена РУП полтавчанина С. Петлюры. Уже в апреле 1905 г., откликаясь на российские события, слово «украинцы» в этом смысле начал использовать галичанин И. Франко.

Профессор Лембергского (Львовского) университета М. Грушевский первоначально пользовался традиционной терминологией. В своих публицистических работах Грушевский писал об «украиньско-руськом народе», понимая под «украинцами» лишь малороссийскую его часть. Можно привести характерные примеры:

«Українці мусять стати нацією, коли не хочуть зостатися паріями серед народностей. Прийшов той час — час життя або смерті. Деякі підстави національного розвою сотворені працею останніх літ у Галичині — їх можна присвоїти. Але поза тим зостається багато такого, що мусить бути зроблене самими українцями, і не буде, не може бути зроблене ніким іншим за них» («Украинцы должны стать нацией, если не хотят остаться париями среди народностей. Пришло то время — время жизни или смерти. Некоторые основания национального развития сотворены трудом последних лет в Галичине — их можно присвоить. Но кроме того остается много такого, что должно быть сделано самими украинцами, и не будет, не может быть сделано никем другим за них»);

«Розуміється, галичани й українці не повинні допустити до сього. Ті змагання до українізації Галичини, які велися досі свідомо лише одиницями й викликали часто нарікання в людях не свідомих сеї актуальної справи, тепер, супроти такої небезпеки, мусять вестися всім свідомим загалом галицьким» («Разумеется, галичане и украинцы не должны этого допустить. Те усилия в украинизации Галичины, которые пока предпринимались сознательно лишь единицами и вызвали часто нарекания в людях, не сознающих этого насущного дела, теперь, при такой опасности, должны осуществляться всеми сознательными галицкими силами»).

В своем личном дневнике Грушевский также продолжал использовать слово в старом, географическом смысле.

Интересно отметить, что Грушевскому были хорошо известны примеры употребления слова «украинцы» в польских документах конца XVI — середины XVII вв., которые он не только цитировал, но и публиковал. Возможно, именно с учетом первоначального польского значения этого понятия (вооруженных отрядов, использовавшихся шляхтой в борьбе с казачеством) историк и не торопился применять его в этническом значении. Стоит отметить, что в мае 1905 г. Грушевский предвосхитил одну из своих публицистических статей особым примечанием: «В Галичине по старой традиции термины Русь, Русин, русинский означают национальность малорусскую (украинскую по принятой теперь терминологии)».

Выступая ведущим публицистом еженедельника украинской депутатской группы «Украинский вестник», Грушевский обычно пользовался термином «украинский народ», но уже в 6-м номере (вышел 25 июня 1906 г.), выступая против польского национализма в Галиции, уже применял понятие «украинцы галицкие». Однако окончательная трансформация произошла в 1907 г.

Примечательна также эволюция научной терминологии Грушевского. Во вступительной лекции о древней истории Руси, прочитанной им во Львове в 1894 г., фигурировали лишь «Русь» и «руський». В 1904 г. им также употреблялось понятие «украинско-русская народность». В «Истории Украины-Руси» (10 томов, издавались в 1898—1937 гг.) Грушевский активно вводил словосочетания «украинские племена» и «украинский народ» в историографию Древней Руси и догосударственного периода. Вместе с тем, в его «Истории» слово «украинцы» («украинец») применялось по отношению к событиям до XVII в. весьма редко и только для российской части Украины. При этом очень часто упоминались термины «руський» и «русин». Явное отождествление слов «русин» и «украинец» произошло лишь в VI томе, вышедшем в Киеве и Львове в 1907 г. При последующих переизданиях первых томов слова «русин» и «украинец-русин» часто заменялись на «украинец». В том же году Грушевский написал:

«Имя «Украина», «Украинцы», начавшее приобретать характер национального имени уже с XVII в., когда украинское Поднепровье, носившее это имя специально для обозначения пограничья, окраины, становится очагом национальных движений и национальной жизни Украины».

Однако этот вывод в отношении слова «украинцы» не был ничем подкреплен.

Расширительная трактовка слова «украинцы» как этнонима постепенно приживалась как в «Украинском вестнике», так и в иных изданиях. Младший брат историка приват-доцент Новороссийского университета А.С. Грушевский (1877−1942) использовал в качестве этнонима понятие «украинцы в Галичине» в журнале «Записки Наукового товариства ім. Шевченка» с конца 1906 г. Для журнала «Киевская старина» (выходил в 1882—1906 гг.) употребление слова «украинцы» было несвойственно, однако в 1907 г. на его основе был создан журнал «Украина», в котором началось последовательное применение этого понятия в этническом смысле, в том числе и по отношению к галицким русинам (особенно характерно это было для таких ранее состоявших в РУП авторов, как Д. Дорошенко, происходившего из известного казацкого черниговского рода, и, в первую очередь, для С. Петлюры). Польский историк и украинский общественный деятель В.К. Липинский в 1909 г. предложил использовать понятие «украинец» вместо «русин» на том основании, что его в качестве самоназвания якобы использовали казаки начиная с XVI в.

Понимание слова «украинцы» в качестве этнонима стало выходить за пределы украинского революционного движения после Первой русской революции. С конца 1907 г. термин появился в работах В.И. Ульянова (Ленина). В лексиконе кадетской партии «украинцы» возникли в 1909 г. под влиянием полтавчанина П.И. Чижевского. В целом, к 1917 г. термин «украинцы» имел разнообразные значения, однако доминирующим становилось этническое — с ярко выраженным национально-социалистическим наполнением.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code