ТУРЦИЯ И НАТО: ОТ ЛЮБВИ ДО НЕНАВИСТИ…

В последнее время единство Североатлантического альянса оказалось под вопросом. НАТО разъедают внутренние противоречия, которых с каждым годом и даже месяцем все больше и больше. Дезинтеграционные процессы в Североатлантическом альянсе начались вскоре после распада Советского Союза и крушения социалистического лагеря. Конечно, и прежде в отношениях между странами – участницами НАТО было не все гладко, но в годы холодной войны эти противоречия сглаживались, во-первых, вмешательством США, а во-вторых – осознанием необходимости общего противостояния социалистическому лагерю.

В 1990-е годы ситуация изменилась, что практически сразу же поставило перед Североатлантическим альянсом вопрос о дальнейшей целесообразности его существования. Современный блок НАТО – скорее инструмент удержания политического влияния США на Европу и Средиземноморье. Но многие страны, входящие в НАТО, сейчас все дальше дистанцируются от Вашингтона, стремясь стать действительно самостоятельными во внешнеполитическом отношении державами. Среди этих стран особое место занимает Турция. В системе НАТО Турция всегда играла очень важную роль.

С самого начала своего существования Североатлантический альянс был направлен против Советского Союза и социалистического лагеря. Первоначально 4 апреля 1949 г. Североатлантический Договор был подписан представителями США, Великобритании, Канады, Франции, Италии, Португалии, Люксембурга, Бельгии, Нидерландов, Дании, Норвегии и Исландии. Турция присоединилась к НАТО чуть позже, в 1952 году – во время «Первого расширения» блока. Североатлантический альянс получал мощного союзника – многонаселенную страну с многочисленной армией, к тому же расположенную прямо у южных границ СССР, контролирующую проливы Босфор и Дарданеллы и имеющую выход сразу на Средиземное и Черное моря.

Но Турция и сама очень стремилась к вступлению в НАТО, что было связано с целым рядом факторов. Во-первых, еще во время Второй мировой войны советское руководство заговорило о территориальных претензиях к Турции. Поскольку Турция долгое время рассматривалась Советским Союзом как потенциальный союзник гитлеровской Германии, который мог в любой момент напасть на советское Закавказье, Сталин был вынужден держать на границах с Турцией внушительные силы РККА. То есть, Турция, даже не участвуя в войне, все равно оттягивала на себя значительную часть советских войск и прикрывала Балканы. В июле 1945 года на Потсдамской конференции советская сторона поставила вопрос о необходимости пересмотра советско-турецкой границы. Министр иностранных дел СССР Вячеслав Молотов в беседе с Уинстоном Черчиллем отмечал, что в 1921 г. Турция отторгла от Советской России территории в Закавказье – Карс, Ардвин и Ардоган. Эти территории, как считало советское руководство, должны были быть возвращены Советскому Союзу. Однако Сталину так и не удалось добиться от Турции территориальных уступок. Но Анкару советские требования напугали, поэтому она охотно ринулась искать заступничества западных держав, в первую очередь – США.

Во-вторых, в Турции еще с начала 1920-х гг. очень сильно боялись идеологического влияния Советского Союза на турецкое общество. В стране были весьма популярны социалистические идеи, которым сочувствовали многие представители турецкой интеллигенции. Например, знаменитый поэт Назым Хикмет вообще постоянно проживал в Москве после того, как его освободили из турецкой тюрьмы.

Однако страны Западной Европы и США далеко не сразу согласились с вступлением Турции в НАТО. Стране пришлось в буквальном смысле доказывать свою пользу западным союзникам. Сыграла свою роль позиция президента США Гарри Трумэна, который настаивал на необходимости поддержки Турции и Греции, опасаясь, что в случае перехода этих стран в социалистический лагерь, Запад потеряет весь Ближний Восток. Чтобы доказать свою нужность Западу, Турция пошла на очень серьезный шаг – она стала второй после США страной, заявившей об отправке своих войск на помощь Южной Корее, воевавшей с коммунистической Северной Кореей. На Корейский полуостров были направлены 4,5 тысячи турецких военнослужащих, а затем и дополнительные подразделения. Участие турецкой армии в Корейской войне стало одним из главных аргументов для включения Турции в состав НАТО.

Еще до вступления в НАТО Турция присоединилась к доктрине Гарри Трумэна, которая предполагала оказание проамериканским правительствам финансовой и иной помощи. В случае Турции более 70% всей помощи, оказанной Соединенными Штатами за первые послевоенные полтора десятилетия составляла военная помощь, то есть оружие, военная и специальная техника. Одновременно с оказанием военной помощи турецким вооруженным силам, на территории страны были развернуты военно-воздушные, военно-морские, ракетные базы, построены объекты для осуществления радиоразведки.

Одновременно с Турцией в состав НАТО в 1952 году была принята и Греция. Как известно, у этих двух стран исторически сложились очень непростые отношения. Если даже не углубляться в средневековую историю, когда турки сокрушили Византийскую империю, то только в XIX – начале ХХ вв. Турция и Греция как минимум шесть раз сходились в войнах – в 1821-1832 гг., в 1853-1854 гг., в 1897 г., в 1912-1913 гг., в 1917-1918 гг. и в 1919-1922 гг.

Пребывание Турции и Греции в одном военно-политическом альянсе в иной ситуации казалось бы нонсенсом, но во время Холодной войны турецкое и греческое правительства объединили ненависть к коммунистам и Советскому Союзу и давление США, которые стремились исключить возможность установления в этих странах просоветских режимов. Однако уже в 1955 г. в Стамбуле произошел греческий погром, в результате которого погибли 13 греков, были изнасилованы десятки греческих девушек. Отношения между двумя странами опять ухудшились. С 1950-х гг. тлеет и Кипрский конфликт, который неоднократно ставил обе страны на грань вооруженного столкновения.

Греко-турецкие отношения являются одним из главных дезинтеграционных факторов, влияющих на состояние блока НАТО. Если в 1950-е – 1980-е гг. противостояние Греции и Турции еще сглаживалось осознанием необходимости сотрудничества в борьбе против советского влияния, то с распадом Советского Союза идеологическая мотивация для греко-турецкого сотрудничества исчезла.

Сегодня отношения между Турцией и Грецией остаются напряженными, причем в числе факторов, влияющих на сохранение этой напряженности – не только нерешенный Кипрский конфликт, но и растущая нелегальная иммиграция в Грецию из Турции. Ведь именно Греция становится первой целью ближневосточных мигрантов, пересекающих Эгейское море с побережья Малой Азии. В 2010 г. Афины даже обращались к руководству Евросоюза с просьбой организовать совместное военное патрулирование силами войск стран – членов ЕС для защиты греческих границ от проникновения нелегальных мигрантов. Естественно, что нахождение Греции и Турции в одном военно-политическом блоке – большая проблема, однако США до сих пор пытаются удержать эти страны в НАТО, поскольку турецкая и греческая армии являются очень многочисленными и могут рассматриваться в качестве костяка натовских войск в Восточном Средиземноморье.

Стоит отметить, что в самой Турции членство страны в НАТО далеко не всем населением воспринималось и воспринимается положительно. На Ближнем Востоке, частью которого является и Турция, всегда было очень прохладное отношение и к США, и к Западу в целом, а НАТО однозначно рассматривается как американский и западный проект. Против размещения натовских объектов на территории Турции и за вывод американских военных из страны десятилетиями выступают как турецкие левые – коммунисты и социалисты, так и турецкие крайне правые – националисты и религиозные фундаменталисты. Новейшая история Турции знает множество примеров террористических актов, совершавшихся турецкими радикалами против натовских военных объектов и военнослужащих.

Однако и противоречия с Грецией, и недовольство радикальной оппозиции – далеко не главные причины постепенного разочарования Турции в НАТО. Еще в 2016 г. американское военное ведомство приступило к поставкам вооружения сирийским курдам, сражающимся в Рожаве. Анкара восприняла это очень негативно, сразу же обвинив американцев и НАТО в сотрудничестве с «террористами, воюющими против Турции».

Курдский вопрос для Турции является очень болезненным, даже если речь идет не о Турецком Курдистане, а о курдских территориях в Сирии или Ираке. Анкара рассматривает любые попытки создания независимого курдского государства как прямую угрозу собственной территориальной целостности, поскольку видят в таком государстве опасный пример и базу для поддержки турецких курдов. Реджеп Эрдоган не раз подчеркивал, что Турция готова к масштабной военной операции против сирийских курдов.

В свою очередь, и в Евросоюзе, и в США отношение к курдам за последние годы изменилось до неузнаваемости. Если прежде курдов считали «пятой колонной» СССР в Турции, то теперь, учитывая расклады сил в Сирии и Ираке, курдское национальное движение рассматривается как очень перспективный союзник в борьбе с религиозными экстремистами и одновременно с Башаром Асадом. Создание независимого Курдистана выгодно и Израилю, для которого такое государство станет серьезным союзником. Поэтому в США и Западной Европе не собираются сворачивать поддержку курдов Сирии и Ирака. Турция же оказывается в странной ситуации, когда она состоит в военно-политическом блоке, помогающем курдам, которые в свою очередь готовы воевать за освобождение Турецкого Курдистана против Анкары.

Еще одна причина для растущего недовольства членством страны в НАТО связана с политикой стран Евросоюза, которые поддерживают не только курдских повстанцев в Сирии и Иракский Курдистан, но и турецкую оппозицию. Например, когда Реджеп Эрдоган подавил путч, предпринятый группой турецких военных, Германия предоставила политическое убежище тем из них, кому посчастливилось вырваться за пределы Турции. Естественно, что Анкара сразу же отреагировала на такую политику Берлина и создала препятствия для немецких депутатов, которые собирались посетить солдат и офицеров бундесвера, несущих службу на базе Инжирлик в Турции. Добиться разрешения на посещение соотечественников депутатам бундестага так и не удалось, после чего Германия приняла решение перебазировать своих солдат из Турции в Иорданию. Отношения между ФРГ и Турцией серьезно ухудшились из-за этого инцидента, поскольку для Берлина подобные действия Турции стали своеобразным вызовом.

В свою очередь, натовское командование серьезно озабочено сближением Турции с Россией. Реджеп Эрдоган всячески демонстрирует и США, и НАТО, что Турция проводит и будет проводить самостоятельную внешнюю политику и если Анкаре выгодно сотрудничать с Москвой и покупать российское оружие, то никто не сможет ей помешать. Амбиции Эрдогана, претендующего на возрождение державного статуса Турции, таким образом, входят в естественное противоречие с антироссийской позицией США и НАТО. Поскольку ситуация изменилась и сейчас Турция имеет огромный торговый оборот с Россией, Анкаре совершенно не выгодно присоединяться к антироссийской кампании Запада.

Свою роль играет и миграционная ситуация в Европе. Руководители европейских стран требуют, чтобы Турция сдерживала поток мигрантов в Европу и концентрировала их на своей территории. То есть, Брюссель сам дает козыри в руки Анкаре, получающей возможность банально шантажировать Западную Европу – не пойдете на уступки, тогда откроем границу и к вам хлынут толпы мигрантов.

Конечно, о перспективах выхода Турции из Североатлантического альянса говорить преждевременно. Все же в составе НАТО Турция находится 66 лет, за это время была сформирована мощная инфраструктура, рассчитанная на турецко-американское и турецко-европейское военное сотрудничество. Турция до сих пор получает определенные плюсы от своего членства в НАТО, однако Эрдоган ясно дает понять, что Брюссель и Вашингтон должны перестать относиться к Анкаре как к бессловесному поставщику «пушечного мяса».

Растущая самостоятельность Турции в принятии внешнеполитических решений заставит США и Евросоюз считаться с позициями Анкары, в том числе и в вопросах военного сотрудничества. Терять Турцию как союзника, обладающего уникальным геополитическим положением, США сейчас совершенно невыгодно. Поэтому в обозримой перспективе Запад будет идти на уступки Анкаре, а Эрдоган, пользуясь своими преимуществами, будет и дальше стараться выжать как можно больше пользы из членства Турции в НАТО.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code