УКРАИНА, ГРУЗИЯ И НАТО

 

В Хельсинки 16 июля состоялась исключительно важная встреча президентов РФ и США Владимира Путина и Дональда Трампа. Впервые за последние годы американская сторона согласилась начать процесс восстановления отношений с Россией, в первую очередь в сфере безопасности.

В этот же день Владимир Путин ответил на вопросы журналиста Криса Уоллеса, ведущего телеканала Fox News. В частности, американское СМИ интересовала реакция России на вступление в НАТО Украины или Грузии. Отвечая на этот вопрос, российский лидер сослался на сложный механизм принятия решений в альянсе, основанный на консенсусе. Поэтому даже внутри НАТО Вашингтон вынужден больше работать на двустороннем уровне. Следствием этого стало то, что в Польши и Румынии «размещаются сейчас элементы стратегической противоракетной обороны США». Как отметил Владимир Путин, «для нас это представляет прямую угрозу нашей безопасности. Поэтому продвижение инфраструктуры НАТО к нашим границам будет представлять для нас угрозу, и мы будем относиться, конечно, крайне отрицательно».

Столь же негативно в РФ воспринимают предстоящие крупнейшие учения НАТО Anaconda и Trident Juncture. Так, военные учения Anaconda вскоре пройдут в Польше с целью проверки возможностей стран альянса по защите своего восточного фланга. Причем в рамках маневров по ожидаемому противнику (очевидно, что в этом качестве могут выступать лишь Вооруженные силы РФ) будут отрабатываться превентивные удары. В этих учениях примут участие порядка 100 тыс. военнослужащих, 5 тыс. единиц военной техники, 150 военных самолетов и вертолетов, 45 боевых кораблей из большинства стран альянса и пяти государств-партнеров. При этом следует учитывать, что только на 10 военных базах НАТО в Польше и странах Балтии размещено 15 тыс. военнослужащих и 3,5 тыс. единиц военной техники. Владимир Путин полагает, что это противоречит основополагающему документу, выстраивающему отношения между Российской Федерацией и НАТО, и является дестабилизирующим фактором.

Если же вернуться к вопросу вступления в НАТО Украины и Грузии, то хотелось бы заметить следующее. ВС Украины ни по своим вооружениям, ни даже по своей структуре не соответствуют стандартам альянса. Это государство находится в условиях войны на собственной территории и имеет территориальные претензии к РФ. Внутри Украины наблюдается чрезвы-чайно высокая внутренняя нестабильность и сложное социально-эконо-мическое положение, в том числе обусловленное разрывом экономических связей с Россией. В результате, идет процесс деиндустриализации и закрытия наиболее высокотехнологических производств (ракетостроение, авиастро-ение, атомная энергетика, оборонно-промышленный комплекс в целом), резко снижается потенциал энергогенерирующих мощностей, продолжается существенный отток за границу трудоспособного населения.

В таких условиях прием Украины в НАТО возможен только по политическим соображениям при полном политическом безволии ведущих европейских государств (в первую очередь Германии и Франции). При сохранении нынешнего правящего режима в Киеве это создаст для НАТО чрезвычайно серьезную проблему, в результате альянс будет втянут в силовое противостояние с РФ. В силу множества причин такое развитие событий представляется маловероятным.

В отношении вступления в НАТО Грузии ситуация качественно иная. ВС этой страны во многом соответствуют стандартам НАТО, что было подтверждено как в ходе многочисленных военных учений, так и различных миротворческих операций. Но тяжелое социально-экономическое положение ведет к внутренней нестабильности. Это может проявится уже в октябре 2018 года в ходе президентских выборов. Помимо этого, Абхазия и Южная Осетия являются частично признанными государственными образованиями, инте-грация которых в состав Грузии (о чем неоднократно заявляли в руководстве альянса) даже в виде конфедерации станет невозможной, если Тбилиси предоставят план действий по членству в НАТО. Неизбежно и обострение отношений между РФ и НАТО, но это не будет носить столь острого характера, как с Украиной.

Таким образом, прием в НАТО не только Украины, но и Грузии находится под серьезным вопросом. В связи с этим любые соответствующие заявления Брюсселя больше напоминают пустые обещания, чем реальность. К сожалению, местные элиты стараются этого не замечать.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code