Идлибская упряжка

Вне всякого сомнения, двумя наиболее ожидаемыми геополитическими событиями прошедшей недели, заранее муссируемыми буквально каждым вторым именитым военно-аналитическим изданием, стали трёхсторонний «Тегеранский саммит» с участием лидеров России, Турции и Ирана, созванный с целью поиска путей к урегулированию ситуации в захваченной боевиками провинции Идлиб, а также экстренное заседание Совбеза ООН, инициированное британской стороной с целью попытки в очередной раз безосновательно дискредитировать Россию в плане несоблюдения Конвенции о запрещении химического оружия. В последнем событии всё предельно ясно и предсказуемо. Для того чтобы вывести изоляционную стратегию Запада в отношении Москвы на новый уровень, предусматривающий введение дополнительных «санкционных пакетов», уже заезженному и надоевшему даже самым дотошным журналистам делу об отравлении в Солсбери решили придать новый поворот, введя в «игру» новых персонажей: неких Александра Петрова и Руслана Баширова.

Несмотря на полное отсутствие у «прирождённых следователей» Скотленд-Ярда каких-либо убедительных доказательств причастности России к отравлению Скрипалей, а также на откровенно издевательскую и голословную обвинительную риторику Лондона, побудившую пользователей рунета к созданию массы мемов и шуток на тему «отравителей» бывшего полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии, делегации США, Германии, Франции и Канады полностью поддержали выдуманную версию с использованием нервно-паралитического газа «Новичок», которую успешно продвигает штаб-квартира полицейского ведомства Англии через британскую делегацию в СБ ООН. А это значит, что давление на нашу страну будет и дальше развиваться по нарастающей с задействованием любых бредовых поводов, в то время как «дело об отравлении в Солсбери» приобретёт статус, аналогичный расследованию так называемой охоты на ведьм в США, которая используется Белым домом практически в каждой геополитической афере, направленной против России.

Мы же сейчас отойдём от анализа тонкостей «дипломатического лавирования» Германии на геополитической арене и сфокусируем внимание исключительно на результатах трёхстороннего «Тегеранского саммита», последствиях «заигрывания» с Эрдоганом и военно-политических особенностях начала широкомасштабной операции по зачистке «идлибского гадюшника». Данный саммит стал очередным олицетворением достаточно ощутимого идеологического раскола внутри «сирийской тройки». Если Хасан Роухани и Владимир Путин являются жёсткими сторонниками немедленного подавления укрепрайонов оппозиционно-террористических формирований «Тахрир аш-Шам» и «Исламской партии Туркестана», «Джейш Изза», «Народного фронта освобождения» и т. д. (террористические организации запрещены в РФ), а затем и восстановления сирийского суверенитета над освобождёнными районами провинций Идлиб, Латакия, Хама и Халеб (Алеппо), то президент Турции Реджеп Эрдоган всеми своими действиями доказывает, что наличие протурецких боевиков в этом регионе является первостепенным пунктом в списке интересов Анкары.

Как следствие, в вопросе защиты своих «ручных террористов» Турция будет идти до конца, да ещё и в одной упряжке с Вашингтоном. Именно поэтому резервуары с хлором, а также пусковая установка РСЗО с неуправляемыми реактивными снарядами, головные части которых адаптированы для установки «вкладышей» с хлором, были доставлены в Джиср-эш-Шугур абсолютно беспрепятственно, несмотря на то, что в данном городе (близ автомагистрали M4) находится наблюдательный / опорный пункт СВ Турции. Вывод: Эрдоган сегодня имеет такую же степень заинтересованности в реализации провокации с использованием хлора и дальнейшего массированного ракетного удара по САА, как и Вашингтон.

Как мы уже неоднократно отмечали в наших предыдущих обзорах, связано это с огромной военно-политической и экономической заинтересованностью Анкары в сохранении «идлибского плацдарма». Во-первых, уже на протяжении нескольких лет данный регион используется ГШ ВС Турции в качестве «южного штурмового кулака», который в обозримом будущем вполне может быть использован для проведения широкомасштабной наступательной операции на восточном операционном направлении, целью которой является повторный захват южных и центральных районов провинции Алеппо, давно приглянувшихся действующему руководству Турции. Во-вторых, это стабильная торговля оружием, наркотиками, ГСМ и даже энергоносителями, установившаяся между турецкой стороной и многочисленными исламистскими военизированными группировками, контролирующими Идлиб. В-третьих, это использование линии соприкосновения между подконтрольными боевикам районами Идлиба и территорией, контролируемой САА, в качестве полигона для отработки турецкой армией новых тактических приёмов в реальной боевой обстановке и испытаний нового вооружения национальной разработки.

Вполне понятно, что при наличии таких «плюшек» Эрдоган на одном только Идлибе не остановится и под шумок разразившегося эскалационного хаоса в районе Эль-Латамна и Кафр-Зита (здесь наконец-то началась основная фаза артиллерийской подготовки перед наступлению на позиции протурецких боевиков) сфокусирует внимание на тех районах провинции Алеппо, где бронетанковый и пехотный «костяки» Сирийской арабской армии наиболее слабые в связи с переброской основных подразделений на линию соприкосновения «идлибского гадюшника» в районы городов Халфая, Ханан, Хадер и Алеппо. «Первые звоночки» подобного развития событий начали появляться ещё 8 сентября. Тогда стало известно, что, помимо проведения дополнительных фортификационных работ в районах 12 наблюдательных пунктов турецкой армии в Идлибе, а также усиления этих пунктов новыми войсковыми подразделениями для попытки предотвращения наступления со стороны правительственных сил Сирии, ГШ ВС Турции приступил к срочной переброске механизированных подразделений в район Азаза и Эль-Баба для усиления отрядов боевиков-ребелов «Сирийской свободной армии» (FSA). Данный тактический ход может говорить лишь об одном — подготовке Анкары и FSA к взятию в «котёл» городов Нубль, Аз-Захра, Тель-Рифат, Алеппо, Эль-Хараб и Тадиф.

Таким образом Эрдоган сможет решить сразу две стратегически важные задачи — захватить южные районы кантона Африн, которые не удалось отбить весной в связи с оперативными действиями российской военной полиции и проправительственного ополчения, а также взять под контроль огромный отрезок трассы Алеппо — Дейр-Хафер, которая в данный обеспечивает высокую оперативность сухопутных войск Сирии от Идлиба до русла Евфрата. Вытеснение сирийской армии с данной автомагистрали силами FSA практически лишит Дамаск возможности контролировать центр провинции Алеппо и позволит проамериканским подразделениям SDF, развёрнутым в Манбидже, достаточно быстро взять под контроль город Эль-Хафса. В этом случае вполне может идти речь совместном плане Вашингтона и Турции по разделу территории на западном берегу Евфрата, в котором уже не будет места Сирийской арабской армии, заведомо ослабленной противостоянием с идлибскими боевиками, а также возможным ударом ОВВС западной коалиции, который хоть и будет сведён к минимуму слаженными действиями средств ПВО Сирии и российских самолётов РЛДН А-50У, всё равно не лучшим образом скажется на боеспособности правительственных сил республики.

Что же касается зачатков возможной эскалации боевых действий в районе Эль-Баба, то они появились днём 9 сентября. На фоне прибытия в данный регион турецкого подкрепления участники оппозиционно-террористического формирования «Султан Мурад» неожиданно открыли огонь из ПТРК «Фагот» по пограничному подразделению САА, несущему боевое дежурство на линии соприкосновения в Тадифе. Этот вопиющий случай агрессии подчиняющихся Анкаре сил в отношении сирийских военнослужащих в этом районе подозрительно совпал со столкновением между САА и SDF близ аэропорта Эль-Камышлы, что ещё раз заставляет задуматься над целесообразностью продолжения какого-либо взаимодействия с Эрдоганом по вопросу Идлиба, где последний вновь синхронизирует свои действия со Штатами. Приятно порадовала риторика Владимира Путина на тегеранском саммите.

Отталкиваясь от неё, можно говорить о незыблемости позиции российско-иранского альянса по Идлибу: Москва не даст эрдогановским головорезам ни одного шанса на сохранение контроля над этими землями. Но и промедление с наступательными действиями, которое можно пронаблюдать на карте syria.liveuamap.com, недопустимо, ведь мощные турецкие конвои, представленные основными боевыми танками M60-T Mk II «Sabra», бронеавтомобилями «Kirpi», а также самоходные ПУ М270 РСЗО HIMARS, продолжают заходить в провинцию ежедневно, компенсируя потери боевиков в ходе ракетно-бомбовых ударов ВКС России, а значит, сломить сопротивление смешанного турецко-исламистсткого конгломерата с каждым днём будет труднее. На этом фоне комментарии некоторых наших интернет-обозревателей о том, что «Эрдоган отдал приказ ввести СВ Турции в Идлиб для дробления группировок «Тахрир аш-Шам» и «Исламской партии Туркестана» с целью облегчить процесс сирийской армии и ВКС России», выглядят крайне нелепо.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code