ПОРОШЕНКО ПОТЕРЯЛ МОНОПОЛИЮ НА НАСИЛИЕ

В самом кратком изложении сценарий событий выглядел так:

— 7 февраля министр внутренних дел Арсен Аваков (активно дрейфует в сторону Юлии Тимошенко, основного соперника Петра Порошенко на президентских выборах) с телеэкрана заявил, что «в Национальную полицию вчера вечером поступил подробный пакет документов от Юлии Тимошенко по поводу подкупа избирателей другим кандидатом. Этот пакет документов принят, возбуждено уголовное производство, идет проверка…». Это был прямой вызов президенту и ответ не заставил себя долго ждать;

— 8 и 9 февраля предвыборные митинги Тимошенко в Белой Церкви и на киевской Контрактовой площади были атакованы членами «С14» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), радикально-националистической парамилитарной группы «гражданских активистов», курируемых Службой Безопасности Украины. Службу возглавляет Василий Грицак, безусловный «человек Порошенко». Аваков пришел на помощь своей союзнице, и «героические хлопцы из С14» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) были быстро «упакованы» и отправлены в Подольский райотдел полиции. При обыске у них нашли травматический пистолет, финки, газовые баллончики и емкости с зеленкой, которая в Украине уже стала любимым средством «политического макияжа»;

— бойцы из «С14» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) пришли «вынимать своих с кичи», и все закончилось попыткой штурма Подольского райотдела;

— подтянулся полицейский спецназ, и националисты без особого сопротивления легли «мордой в асфальт», поскольку при виде дубинок, рук на изломе и попавшему на видео крику «ложись, Бандера» их агрессивный кураж куда-то исчез;

— социальные сети подняли крик о том, что «задержаны патриоты», а Генеральная прокуратура открыла уголовные дела. Но не против штурмовиков, а на полицейских, «за превышение должностных полномочий»;

— полицейская верхушка струхнула и принялась оправдываться, запустив флешмоб «Я теж бандерівець». Среди участников глава Национальной полиции Сергей Князев, замглавы Нацполиции Александр Фацевич, глава Департамента патрульной полиции Евгений Жуков, первый замначальника департамента патрульной полиции Алексей Билошицкий, советник главы МВД Зорян Шкиряк, etc.;

— полицейский, которому приписали крик «ложись, Бандера» (капитан полиции Василий Мельников) был отдан под арест и под суд. Правда, за него наперегонки бросились платить залог социалист Илья Кива и оппозиционер Александр Вилкул: так что теперь Мельников имеет даже шанс стать политической фигурой и одним из лидеров общественного мнения антинационалистов.

Ныне все эксперты кинулись выяснять электоральные профиты инцидента: кто д’Артаньян, а кто в дерьме по уши. Хотя переживать надо о том, что в самой большой яме оказалось государство Украина.

Ведь часто говорят, что монополия на насилие — это исключительное право ГОСУДАРСТВА. Это не совсем так. К руководству государством с завидной периодичностью прорываются люди не самых высоких нравственных качеств. Порой — откровенные мерзавцы. И общество должно иметь возможность этому противостоять. Мудрые отцы-основатели США в 1776 году не зря написали в другой декларации, «Декларации независимости»: «…Когда длинный ряд злоупотреблений и насилий… свидетельствует о коварном замысле вынудить народ смириться с неограниченным деспотизмом, свержение такого правительства… становится правом и обязанностью народа».

Но в перерывах между революционными всплесками монополия на насилие может принадлежать только закону, который, собственно говоря, и является государством. И утрата этого права означает утрату государственности.

А что произошло на Подоле, без которого «Киев невозможен»?

Некая группа пыталась взять штурмом полицейский участок с целью разгрома и возвращения предметов, которые были в процедурном порядке изъяты как вещественные доказательства. Да большинство полицейских, от деликатных японских о-мавари до агрессивных американцев копов, просто пристрелило бы таких «гостей». По итогам подольского инцидента полиция не просто облажалась, она откровенно капитулировала и даже сдала «своего».

И это означает, что «некие группы» окончательно отбирают у закона (государства) монополию на насилие. Хотя — какие там «некие»! В Украине все хорошо знают имена «Свобода», «Правый сектор» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), «Организация украинских националистов» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), «Конгресс украинских националистов», «С14» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Которые уже не первый год используют формулу «если государство не в состоянии…, мы оставляем за собой право». И такому процессу «перетекания права на насилие» в нынешнем формате «бессильного государства» при нынешней властной вертикали противодействовать невозможно.

Хотя не секрет, что легальных «стражей закона» в Украине более чем достаточно. ООН рекомендует 222 полицейских на 100 тысяч населения. В МВД утверждают, что в Национальной полиции 149 700 штатных должностей. А населения-то уже давно меньше сорока миллионов. А, может быть, и меньше 30-ти — кто их там считал?

Что же получается «по факту» подольского инцидента? Парамилитарная националистическая группировка, пусть и курируемая СБУ, в гражданско-силовом конфликте нанесла откровенное поражение государственной силовой структуре (МВД), заставив последнюю капитулировать, причем в публичном пространстве.

И что удивительно… Порошенко — олигарх-производственник, создавший свою империю шоколада, автобусов, военных катеров и чего там еще. Уж он-то должен знать, что означает для успеха бизнеса (а политика — это тоже бизнес) сам факт монополии. И при этом он совершенно бездарно теряет главную монополию государственной власти — право на насилие. Допуская его переход националистам. Кстати, тому движению, чьей питательной средой является Западная Украина, основная надежда Петра Порошенко на грядущих выборах.

Пока лидеры националистических боевых групп на Украине играют роль средневековых итальянских кондотьеров, обеспечивая силовую поддержку нанявших их «политических князей». Но это только пока… Как я уже писал, в ноябре прошлого года пять ведущих националистических политических сил, те самые «Свобода», «Правый сектор» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), «Организация украинских националистов» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), «Конгресс украинских националистов» и «С14» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), объединили свои президентские амбиции и заявили о совместной поддержке Руслана Кошулинского как кандидата в президенты Украины на выборах 2019 года.

А шестая ведущая националистическая сила, «Национальный Корпус» Андрея Билецкого (точнее — «Национальные Дружины», силовой актив корпуса), получила от Центральной избирательной комиссии статус наблюдателей на выборах и пообещала мобилизовать на них полторы тысячи человек.

То есть националисты, в отличие от оппозиции, во-первых — объединяются, во-вторых — усиливают свои позиции в избирательном процессе, и, в-третьих, превращаются в основную силовую составляющую на украинском политическом поле. Перед которой капитулирует верхушка государственных правоохранителей.

История показывает, что при таком сценарии потерявший монополию на насилие лидер государства либо становится марионеткой тех же кондотьеров, либо просто исчезает с политической арены.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code