НЕЗАВИДНАЯ СУДЬБА «ХЕРОЕВ» АТО

Все войны когда-нибудь заканчиваются, но еще до их завершения в стране, ставшей участницей конфликта, появляются ветераны. Некоторые из них стали инвалидами с очевидными увечьями, — одни лишились конечностей или органов, другие же ранены ментально, и это не всегда заметно с первого раза. Государство, пославшее их на войну в ответе за своих граждан, особенно, если обещало им заботу после ее окончания.

Сегодня на Украине более 200 тысяч «ветеранов» боевых действий на Донбассе. Официально их называют героями, однако по возвращению с передовой многие из этих людей сталкиваются с целым рядом социальных и бытовых проблем.

Масштабные программы поддержки «ветеранов», объявленные киевскими властями, до сих пор работают в крайне ограниченном режиме.

«Херои» АТО по возвращении домой, «заработав» ордена и награды за убийства своих соотечественников, не могут ужиться с теми, за кого боролись. Общество не принимает их, как и они не принимают изменившуюся жизнь.

«Ветераны», оставшиеся не у дел, начали ощущать на себе все «прелести» отношения общества к себе. Равнодушие, а порой и неприкрытая ненависть со стороны украинского населения уже стали на Украине обыденностью. Никакой обещанной «государством» помощи и поддержки, реабилитации – нет, льготы «атошники» получают пробивая равнодушие чиновников, и зачастую – за деньги. На работу их никто не берет даже на такие специальности, где требуется примитивный физический труд.

Гарантированное социальное обеспечение демобилизованных на Украине превращается в борьбу за право иметь хоть какие-то льготы в мирной жизни. По закону, участники боевых действий (УБД) имеют право на 21 льготу, среди которых бесплатное лечение, санатории, субсидии при оплате жилья и коммунальных услуг, а также бесплатный проезд во всех видах транспорта и даже обеспечение жильем. Это, не считая гарантированных выплат и компенсаций за увечья и контузии.

Однако реалии таковы, что «херои» АТО, вернувшись из зоны боевых действий, сначала должны доказать, что они заслужили какие-либо привилегии, а уже потом возможно и получить какие-то из них.

Получение льгот в большинстве случаев зависит от человеческого фактора: понравился ты или нет сотруднику служб, которые начисляют субсидии, или же водителю маршрутки. Они и будут решать — давать тебе льготы или обойдешься. Но даже, если долгожданный документ, наконец, получен, нет никакой гарантии, что государство сразу же возьмет «ветерана» под опеку.

Взять, к примеру, самую распространенную льготу — бесплатный проезд. По закону УБД должны ездить во всем транспорте бесплатно. По факту — только тогда, когда им разрешит водитель.

Всем участникам боевых действий президент и правительство обещали два гектара земли. На фоне планов властей о продаже миллиона га, это не так уж и много, вопрос состоит в качестве этого ресурса. Ясно, что распределяться будут не те участки, которые расположены в элитных коттеджных поселках под Киевом. Данные об этом процессе глубоко засекречены, и в местных органах самоуправления ее не предоставят, но сами «ветераны» АТО ею обмениваются в интернете. Из их переписки можно сделать вывод о том, что только в одном случае из десяти обещанные гектары действительно предоставляются.

Так обманывать и «кидать» своих граждан может только военно-политическое руководство Украины. Обещает много, не дает ничего. Принятые законы о льготах и выплатах участникам боевых действий в так называемой зоне АТО изначально приняли, потом частично отменили, частично урезали, частично дополнили поправками, да так что из 100% получить обещанное сможет от силы 0,03% от тех, кто должен был получить.

Создается впечатление, что «ветераны» Украине больше не нужны. Украине нужны мертвые «херои», по которым можно устраивать постановочный траурный плачь в определенные даты, как по «небесной сотне» например, или очередной годовщине Иловайского «котла». А вот от уцелевших «хероев АТО», на Украине одни лишь проблемы.

Главный военный психиатр Украины поплатился карьерой за страшную правду: он сказал о том, что 98% участников боевых действий на Донбассе нуждаются в психиатрической помощи из-за посттравматического стрессового расстройства, 93% – несут угрозу обществу.

Министр внутренних дел Украины Арсен Аваков внезапно решил поведать миру о том, что более пятисот «ветеранов» АТО покончили с собой, вернувшись из Донбасса. Цифра эта заслуживает внимания, но окончательной названа быть не может — статистика, как и все на Украине, сегодня полностью подчинена требованиям «революционной» целесообразности или личным интересам главных операторов украинской политики и силовых структур.

Ветераны той или иной захватнической неправедной войны, вернувшись домой, зачастую сталкиваются с равнодушием, брезгливостью и презрением со стороны сограждан и государства, не могут найти себя в мирной жизни, не встречают понимания собственных проблем. А главное — не в состоянии справиться с памятью о том, как и почему они участвовали в массовых убийствах, притом совершенно бессмысленных (ведь их собственной стране ничто не угрожало).

Тот же Аваков поведал о высоком криминальном потенциале возвращающихся из зоны АТО, мол, у них «обожжены нервы, и они легко переходят рамки этических запретов». А что, был расчет на другое? Не для того ли украинская власть погнала сотни тысяч мужчин убивать своих сограждан, чтобы те потом могли легко переходить рамки этических запретов?

При этом, в последнее время политики Незалежной проявляют к своим «хероям» неприкрытое пренебрежение. Так, например, такая же как и они военная, а ныне народный депутат Надежда Савченко девятого мая назвала всех участников АТО – продажным быдлом и отребьем, спасающим свои шкуры и достойным тюрьмы.

Киев пускает свой собственный народ «в расход», предавая все общечеловеческие ценности и идеалы ради личных политических интересов. Жизнь на Украине просто невозможна и людям остается только выживать. Впрочем, и это непросто — сейчас всех этих «ветеранов» выталкивают на обочину жизни, «выбрасывают на помойку» как обычный мусор…. Что они и заслужили!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code